ЁЖ-              ПРАВОЗАЩИТА

 

       Ответы на часто задаваемые вопросы   Департамент образования

                                                             г. Москвы

«Мой профсоюз», приложение к «Учительской газете» №24, 14 июня 2012 года

"Молчание ягнят"

Почему дошколятам и воспитателям так трудно себя защищать?

У ягнёнка есть особенное качество – он безмолвно сносит любое насилие. Есть люди, которые подобно ягнятам почти не в состоянии себя защитить – это маленькие дети и, как считают социологи, воспитатели. О том, как живёт сегодня детский сад, предметно в обществе и СМИ говорят редко. Обычно выхватывается какой-то неприглядный факт, муссируется некоторое время в прессе, потом проходит информация о том, что виновные наказаны, но неприятное послевкусие от таких материалов остаётся надолго. И портрет педагога дошкольного образования в обществе складывается какой-то неприглядный. Кто же сегодня работает в детском саду: добрые феи или женщины, которые пришли туда от безысходности? Как они сегодня воспитывают детей, и есть ли в действительности какое-то насилие в детском саду, ведь тот факт, что насилие в образовательной среде распространяется, известен всем. Об этом мы беседуем с Наталией ГРИШАЕВОЙ, старшим научным сотрудником Института социологии РАН.

 

- Наталия Петровна, какое оно - насилие в детских садах? Как оно проявляется?

- Выделяют разные вида насилия: моральное, сексуальное, физическое. Но в дошкольной сфере говорить об этом сложнее, потому что процедура измерения и сбора данных у маленьких детей очень сложна. Дети постарше могут предъявить претензию, рассказать о том, что произошло, их слова вызывают больше доверия. А малый ребёнок сегодня говорит одно, завтра - другое, у него много фантазий, и он может многое напридумывать. Помню случай, когда папа прибежал в детский сад и заявил: его сын рассказал, что воспитательница ударила его по голове лопатой. Воспитательница показала эту «лопату» - игрушечную пластмассовую лопатку, которой она стряхивала снежок с шапочек ребят.

Я не одно десятилетие работаю в дошкольной сфере, и никогда не слышала, чтобы над ребёнком в обычном детском саду кто-то издевался, избивал. В закрытых учреждениях - детских домах, приютах - наверняка насилие имеет место. Воспитатели, с которыми я работала, не раз приглашали детдомовских ребят в обычный детский сад или хотели прийти к ним в гости, допустим, чтобы вместе справить Рождество. Но никогда с ними на такой контакт не шли. И это показатель неблагополучия. Видимо, сотрудники этих учреждений не хотят, чтобы дети что-то рассказали, или чтобы воспитатели что-то увидели.

В обычном детском саду ярко выраженное физическое насилие случается редко. Если же и происходит какое-то ЧП, то это сразу доходит до начальства, а то и до суда. А вот что касается морального насилия, ситуация гораздо сложнее.

 

- Что вы понимаете под моральным насилием?

-Дело в том, что в нашем обществе моральное насилие распространено повсеместно, надо всеми и везде, и детский сад не исключение. Туда приходят родители, которые могут ворваться в группу и сказать чужому ребёнку: «Ты бил моего Васю? Подожди, выйдешь из группы, получишь от меня». Физическое насилие ещё не свершено, а угроза уже есть. И чаще она исходит не от воспитателей, а от тех же самых родителей. То есть ребёнок в детском саду не защищён от чужого родителя в том числе.

Когда воспитатель кричит на детей – это тоже насилие. Теперь в угол ставят реже, чаще сажают на стульчик и читают нотацию типа: «Хорошие мальчики так не поступают, разве ты плохой мальчик?» С моей точки зрения, это уже моральное насилие. Надо оценивать поступок, а не ребёнка, большинство воспитателей не различают таких тонкостей. Думаю, их самих так оценивали в детском саду, в школе, на работе. И в педучилище не уделяется должного внимания психологической стороне воспитания.

Когда я изучаю эмоциональное благополучие детей в группе, то прошу воспитателя удалиться и смотрю, что будет происходить на пятой, десятой, пятнадцатой, двадцатой минуте. Тихо сижу в группе и никакого видимого интереса к детям не проявляю, они быстро перестают меня замечать. Вот распространённый пример моих наблюдений: до ухода воспитателя у детей было 15 видов деятельности - они играли в шашки, в куклы, что-то строили из кубиков и так далее. Через пять минут число занятий свелось до пяти, а на десятой не осталось ни одного из тех видов деятельности, которыми дети были заняты под присмотром педагога. Ребята начинают носиться по группе, ползать под кроватями и бросаться подушками. Это показатель того, что поведение детей управляется воспитателями. Педагоги не владеют методиками, которые позволяют сделать регуляцию поведения внутренней. И критерии работы дошкольного учреждения не предполагают формирование личности ребёнка. Конечно, есть методики, которые уделяют этому большое внимание. Среди них методика Монтессори — система воспитания, предложенная в начале прошлого века итальянским учёным и мыслителем Марией Монтессори. Методика основана на индивидуальном подходе педагога к каждому ребёнку: малыш постоянно сам выбирает дидактический материал и продолжительность занятий, развиваясь в собственном ритме и направлении.

Ни один воспитатель в группе Монтессори не скажет: «Как тебе не стыдно, что ты так поступил!». Если что-то произошло, он спросит: «Тебе это понравилось? А ты сказал, что тебе не нравится, когда с тобой так поступают?» То есть методика предполагает формирование у ребенка внутренней саморегуляции поведения. В таких группах я видела удивительный результат. Воспитатель уходил, я сидела не 15 минут, а час, и ждала, когда же поведение детей начнёт меняться, но они продолжали рисовать, лепить, то есть делали то же, что и в присутствии воспитателя.

 

- А что может послужить причиной агрессивного поведения ребенка, какие дети больше склонны к насилию?

- Судя по моему опыту общения с родителями дошкольников, большинство из них настраивают своих детей на конкуренцию, соревновательность: «Как, ты не первый?» Такие установки подталкивают ребёнка к конфликтному взаимодействию. Многие родители говорят своим детям: «Если тебя там тронут, дай сдачи, как следует!». Если родители дома бьют своих детей, дети начинают транслировать их поведение в детском саду, то есть много насилия идёт из семьи. Есть районы, где живёт большой процент неблагополучных семей, там физическое насилие между детьми в дошкольных учреждениях более распространено. А в благополучных районах и в детских садах ситуация спокойнее.

Но дети очень пластичны, они принимают те правила, которые существуют в пространстве детского сада. В группу приходят разные дети, из разных семей, но в группе Монтессори (а я большая поклонница этой методики) у ребёнка вырабатывается программа сотрудничества, развиваются душевные силы и сохраняется его психическое здоровье.

 

- А что вы можете сказать о других программах развития, которые применяются в детских садах?

- В общепринятой методике «Детский сад» Фридриха Фребеля, которая существует с1855 года, тоже главное – забота о душевном, гармоническом развитии ребёнка. Она занимает первое место практически во всех методиках. Но гармоническое развитие часто представляется нам так: рисуем, пляшем, читаем, считаем, узнаём. То есть мы рассматриваем его с точки зрения наработки каких-то навыков. Но все это внешнее, в наших принятых методиках у детей не вырабатывается внутренняя саморегуляция поведения. Поэтому дети, приходя в школу, не соблюдают правил, привитых в детском саду. Допустим, в садике они научились пользоваться ножом и вилкой, а в школьной столовой начинают есть макароны руками.

Но не только в методике Марии Монтессори развивается внутренняя саморегуляция, есть методика «Золотой ключик», «Шаг за шагом из детства в юность» и другие инновационные методики, но они требуют труда для реализации в детском саду.

 

- Наталия Петровна, у вас тоже есть своя методика. В чём её особенность?

- Она называется «Гуманизация жизни детей и взрослых в дошкольном учреждении».  В ее рамках дети сами вырабатывают правила взаимоотношений друг с другом, с воспитателями. А родители вырабатывают правила общения между собой, с воспитателями и детьми в рамках детского сада. Например, происходит в группе какая-то ситуация: дети подбегают к воспитательнице и кричат, каждый хочет что-нибудь сказать. Воспитатель говорит: «А как сделать так, чтобы я вас услышала?» Все садятся в круг, и каждый ребёнок высказывает свое мнение. Воспитатель помогает сделать вывод: «Для этого нужно, чтобы все говорили по очереди!» И вносится правило: если мы хотим что-то сказать, то мы не кричим все вместе, а говорим по очереди.

Правила, которые вырабатываются в группе, должны соблюдать не только дети, но и взрослые. Если, например, воспитатель побежала к двери, когда её вызвала заведующая, дети говорят: «Вы правило нарушили, бегать по группе нельзя, садитесь в Кресло размышления». Это особое кресло, в которое человек садится, чтобы подумать, почему он нарушил правило. Дети даже заведующую в Кресло размышления усаживали. В одном детском саду Москвы работа по моей авторской методике велась 15 лет. И там были замечательные результаты.

 

- Поговорим о людях, работающих в дошкольных учреждениях. Что бы ни случилось с ребенком в детском саду, отвечать приходится воспитателям. А насколько они сами защищены от агрессии с чьей бы то ни было стороны?

- Хочу сказать, что дошкольные работники - это абсолютно бесправные люди. Если родитель приходит жаловаться куда-нибудь наверх, как минимум получают выговор и заведующая, и воспитатель. Оказываясь свидетелем такой ситуации, я спрашиваю: «А что если обвинение надумано, если родители не правы»? И слышу ответ: «А это не важно. Если родитель пожаловался, руководство всегда встаёт на его сторону». Это как в сфере обслуживания: клиент всегда прав.

В последние годы стало ещё хуже - это издержки гласности. Все всего боятся. Если в прессу проникают сведения о том, что в детском саду что-то случилось, начинается настоящий скандал. Но говорить, что воспитатели в большинстве своём плохо относятся к детям, – это оскорбление. Другой вопрос, какой они квалификации. Ведь можно любить свою профессию, но не иметь достаточных знаний. Квалификации не хватает практически повсеместно.

 

- В каких учебных заведениях, на ваш взгляд, готовят педагогов дошкольного образования, соответствующих современным требованиям?

- Здесь можно отметить два университета, у которых хорошие педагогические традиции: Российский государственный педагогический университет имени А.И.Герцена в Санкт-Петербурге и Московский педагогический государственный университет, бывший пединститут имени Ленина. Есть интересные методики, которые изучают в некоторых педагогических училищах.

Академия повышения квалификации тоже имеет целый ряд тематических программ: Монтессори-педагогика, возрождение традиций народной культуры, психологическая грамотность, психологическая компетентность, конфликтология. Есть сеть институтов повышения квалификации в регионах России. Повышение квалификации ведётся и в педагогических вузах, но, к сожалению, соответствующих современным требованиям программ очень мало. Мы видим, во что сейчас превращается система повышения квалификации. Появились мини-курсы: вместо положенных 72 часов за 20 часов обучают дистанционно по Интернету, и можно получить корочку.

В июле 2011 года мы вместе с коллегами - старшим научным сотрудником Института социологии РАН Еленой Прониной и специалистом Московского областного отделения Российского общества социологов Юрием Антоновым создали Межотраслевой центр интеграции дошкольных организаций (сокращённо – МЦИДО). В него будут входить дошкольные учреждения наукоградов, несколько подразделений Института социологии, Российского общества социологов, Научный центр здоровья детей. Основные задачи МЦИДО - проведение всероссийских социологических опросов в поддержку дошкольного воспитания и образования, развитие социальных технологий, возрождение традиций оздоровления, налаживание сетевого взаимодействия между учреждениями, развивающими инновационные методики. У себя в центре мы планируем организовывать  семинары по изучению современных методик. Также в наших планах - создание лабораторий в регионах, куда смогут приезжать педагоги из разных уголков страны, изучать интересующие их методики, а затем адаптировать их применительно к своему региону.

К сожалению, работа по поддержке детства у нас в стране в зачаточном состоянии, поэтому такая венчурная, инновационная структура будет стимулировать эту работу.

 

- Что вы уже успели сделать в рамках этой структуры?

- Юрий Евстигнеевич Антонов и Елена Ивановна Пронина участвовали в очень интересном опросе, который проводился под эгидой Института социологии РАН и Российского общества социологов в 25 регионах России - «Медийный образ педагога дошкольного образования в восприятии профессиональной группы». Было опрошено более двух тысяч воспитателей. Вот некоторые результаты этих исследований: более 80 процентов воспитателей выбрали свою профессию, потому что им нравится работать с детьми. Среди главных проблем педагогов дошкольного образования абсолютное большинство опрошенных – 95% - отметило низкий заработок. В некоторых регионах он составляет в среднем семь тысяч рублей, а согласно сложившейся в мире традиции труд воспитателя стоит три доллара в час. На втором месте - психологические перегрузки (на них указали более 60% опрошенных) и отсутствие уважения к профессии со стороны СМИ (45%). Большинству воспитателей важно, что об их профессии говорят и пишут - так ответили 90 процентов опрошенных. При этом более 90 процентов считают, что СМИ формируют образ воспитателя, который отпугивает от профессии и унижает ее представителей. Что и говорить, журналисты часто выхватывают жареные факты, их не интересует, что происходит внутри учреждения. А говорить нужно о том, как интересно работают лучшие педагоги, рассказывать об их опыте, о лучших традициях дошкольного образования и таким образом поднимать престиж профессии.

Внутренняя обида воспитателей присутствует буквально в каждой анкете. Педагоги обижаются не только на СМИ, но и на государство, которое так низко оценивает их труд. Не уважают труд воспитателей, по их мнению, также богатые родители. И у бедных слоёв населения растет неуважение к этой профессии: бедные уважают богатых, а воспитатели не из их числа. Уважают воспитателей школьные учителя, психологи, медицинские работники. То есть те, кто не понаслышке знает их работу.

Если говорить о политической и общественной активности, то из опрошенных воспитателей в акциях почти никто не участвует, хотя считают такую меру борьбы самой эффективной. В нашем исследовании есть интересный вопрос: могут ли сами педагоги влиять на то, что о них говорят и пишут СМИ? «Могут и должны», - ответили 30 процентов опрошенных, а 60 процентов считают, что должны, но не могут (!).

 

- С какими запросами сегодня родители приводят ребёнка в садик?

- В младших группах их интересует здоровье, в старших - подготовка к школе. Если перед родителем поставить альтернативу: что вы хотите, чтобы ваш ребёнок учил три языка, занимался компьютером и так далее, или чтобы он научился жить в коллективе, то только 20 процентов родителей отдадут предпочтение умению жить в коллективе, остальные нацелены на развитие интеллекта и умений. И такую позицию прежде всего диктует школа, потому что ребёнок никогда не попадёт в престижное образовательное учреждение, если он не умеет читать, писать и считать. Если бы в школу принимали по душевным качествам, всё бы моментально изменилось. То, что над формированием личности сегодня в детском саду практически не работают, - это настоящая проблема. Какие качества в основном формируются сегодня в детских садах? Пассивность, зависимость, ориентация на чужое мнение, помощь за похвалу: «Ой, какая Олечка молодец! Она сегодня накрыла на стол».

 

- А как нужно сказать?

- На своих тренингах я учу воспитателей говорить в безличной форме: «Как у нас сегодня стало красиво, какой у нас красиво убранный стол!» Ребёнок и так поймёт, что его отметили. Не Оля молодец, а она для всех создала красоту. Это же целая философия! В моей методике слово «молодец» под запретом, как и определения «хороший – плохой». Если кто-то из детей ведёт себя агрессивно, например, кидается снежками, воспитатели, как правило, говорят: «Нехорошо так поступать, хорошие мальчики так не делают. А если тебя снежком ударить?» Правильный ответ совсем в другой плоскости. Я бы подозвала одного ребенка, который кинул снежок, и второго, в которого кинули, и спросила: «Ты плачешь? Тебе больно, обидно? И мальчику, который бросил снежком, скажи: мне больно, мне обидно». Так дети учатся выражать свои чувства, устанавливать разумные границы поведения.

 

- Есть дети, которые в детском саду, а потом и в школе становятся изгоями. Что это за дети? Как с ними работать?

- Давайте рассмотрим вопрос, озабочены ли воспитатели тем, что у них какой-то ребёнок – аутсайдер, что дети не принимают его в игру? Только 20 процентов воспитателей на это обращают внимание. И не потому, что они звери, а потому что их работу оценивают совсем по другим критериям - умеет ли ребёнок читать, писать, считать.

Ребёнок часто становится изгоем, потому что, например, в семье он единственный, окружён заботой многочисленных бабушек, тетушек, родителей и привык к тому, что ему уделяется большое внимание дома. А в садике он и десятой доли этого внимания не получает и пытается привлечь его любыми способами. Но если воспитатель правильно выстраивает работу с ним и с группой в целом, то примерно через полгода ребёнок привыкает к новым обстоятельствам и успешно адаптируется в детском коллективе.

Противоположность таким детям с гиперопекой - ребята из неблагополучных семей, которым дома не уделяют должного внимания. Когда родители не прислушиваются к мнению и желаниям ребёнка, воспитывают его авторитарно, у него часто бывает занижена самооценка, и он провоцирует такие действия, которые можно квалифицировать как насилие. Но если хороший психолог особо работает с такими детьми, выделяя их в группу риска, то их поведение корректируется. Но прежде всего сами родители должны быть заинтересованы в этой коррекции.

 

- Подведем итог: как же всё-таки бороться с насилием в образовательной среде, какие меры помогут его остановить?

- Прежде всего надо бороться с насилием в обществе: чем меньше будет насилия в обществе, тем меньше его будет в школе и в детском саду.

Кроме того, сама система воспитания в дошкольном учреждении должна быть такой, чтобы она не предполагала никакого морального насилия воспитателей над детьми. Нужно реорганизовывать педагогические институты и колледжи, чтобы там учили будущих педагогов методикам, которые способствуют становлению личности, а не просто учат детей рисованию, чтению и прочее. Это тоже должно быть, но не может стоять во главе угла.

Воспитание в детском саду должно формировать следующие ипостаси в ребёнке: я как личность, я как член семьи, я как горожанин, я как россиянин, я как житель Земли, я как часть мироздания. Все эти ипостаси личности в начальной фазе должны закладываться в садике.

Также необходимо формировать позитивный образ воспитателя в обществе, повышать его социальный статус. Для этого нужно поднимать зарплату педагогам дошкольного образования, прививать родителям уважение к их труду. Представители вышестоящих органов тоже должны вставать на сторону воспитателя, а не только защищать интересы родителей.

Проблема в том, что внутри общества есть установка, что дети, особенно чужие – это ничто. Говорю это как социолог. А знаете почему? Потому что маленькие дети не докучают обществу, у них нет своего мнения, нет протестного поведения. То есть это самая незащищённая группа населения. А вот когда подростки начитают поджигать, насиловать, убивать, тогда общество задумывается над тем, как бы с ними справиться, как их перевоспитать.

Воспитатели, кстати, недалеко ушли от детей в умении себя защищать. Вот почему в детских садах так любят устраивать прокурорские проверки, особенно зимой: тепло, безопасно, накормят и будут трястись, как осиновые листы, от каждого замечания. Пример из моей практики: однажды такие ретивые служаки начали проверять сумки при выходе работников из детского садика. У одной воспитательницы нашли два яблока – был скандал!

- Почему же воспитатели такие робкие, это какая-то профессиональная особенность?

- Это особенности психологического типа людей, которые трудятся в дошкольных учреждениях. Среди воспитателей в основном женщины психотипа многодетной матери, которая погружена в свой мирок, - такие на акции протеста не выходят. Школьные учителя, например, более активны, а в садике по статистике в среднем только 10 процентов педагогов готовы выйти на акцию протеста, открыто заявить о своих правах.

Поэтому у них должен быть посредник, представитель, который будет отстаивать их интересы. Воспитатели - это такая профессиональная группа, которая только с помощью посредника может включаться в общественную деятельность. И в этой роли я вижу профсоюз. Профсоюз может быть замечательным посредником, он как раз должен представлять интересы воспитателя.

НАТАЛЬЯ ВОРОНИНА

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

I, II, III, IV ЧАСТЬ

С изменениями на 23 мая 2016 года

http://e.doumed.ru/npd-doc.aspx?npmid=99&npid=9027703

ТРУДОВОЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

С изменениями на 30/12/ 2015 года

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

Об образовании в Российской Федерации

      С изменениями на 2 марта 2016 года

           ФЗ

Об образовании

в РФ

        СаНПиН

        для ДОО

Порядок оказания медпомощи

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации

С изменениями на 26 апреля 2016 года

Закон об охране здоровья

ПРАВОВАЯ БАЗА

Доцент Московского государственного педагогического университета Юрий АНТОНОВ - из тех редких мужчин, которые еще в ранней молодости почувствовали призвание к дошкольной педагогике. Поступив в ЛГПИ им. А.И.Герцена и окончив соответствующий вуз в Москве, он работал сначала старшим воспитателем, потом несколько лет руководителем детского сада. Зная специфику детских садов изнутри, Юрий Евстигнеевич трудился в Академии повышения квалификации и Министерстве образования, где проводил исследования по социальным проблемам дошкольных учреждений. Эти исследования он продолжает сегодня в качестве председателя Московского областного отделения Российского общества социологов. 

Юрий Евстигнеевич, как формировалась и менялась государственная политика в области дошкольного воспитания в России, а потом в СССР?

- Дошкольное дело зарождалось из благотворительных ведомств. Один из образцов - это «Императорское человеколюбивое общество», которое имело филиалы в крупных городах России, в его состав входили и учебно-воспитательные заведения. Успех этого общества во многом связан с деятельностью императорской фамилии, жены Павла I Марии Федоровны. А прообразом наших дошкольных учреждений служили воспитательные дома. Первые из них появились в Москве и Санкт-Петербурге во второй половине XVIII века. Непосредственно государственные дошкольные учреждения начали появляться с 1837 года в обеих столицах, тогда они назывались детскими приютами для приходящих. В них приводили в основном детей фабричных рабочих и работниц, и часто эти приюты были расположены рядом с предприятиями.

После революций начала XX века, во времена установления советской власти, Надежда Константиновна Крупская активно занялась дошкольными учреждениями, и с ее легкой руки они стали называться у нас детскими садами.

Если говорить о советском периоде, то на 1957 год приходится особый пик заботы государства о дошкольном образовании. Это был период хрущевской оттепели, тогда началось строительство ведомственных и колхозных детских садов. К сожалению, в 80-х годах прошлого века сады начали постепенно превращаться в «камеры хранения» для дошкольников, педагогика стала уходить из детских садов, исчезал и тот дух благотворительности, который заложен в основе дошкольного образования и воспитания. Но советские детские сады долгое время были и пока остаются эталоном в сфере государственного дошкольного образования для всего мира.

 

- Какие проблемы в дошкольном образовании, на ваш взгляд, стоят сегодня наиболее остро?

- Думаю, в каждом регионе России свои особенности, но есть проблемы, общие для всех. Возможно, некоторые из них можно разрешить с помощью профсоюза. Например, проблема питания сотрудников. В Москве складывается не очень красивая ситуация, и она начинает экстраполироваться на Россию. Дело в том, что питание сотрудников дошкольных учреждений входит в социальный пакет с 1957 года, и инструктивные указания по этому вопросу не отменены. В соответствии с ними сотрудники дошкольных учреждений оплачивают только стоимость продуктов, которые идут на приготовление пищи.

По информации, известной мне, на совещаниях по округам Москвы заведующих проинструктировали о том, что нужно проводить тендеры, конкурсы на обеспечение питанием сотрудников. Этот процесс стал активно развиваться в конце прошлого года. Конечно, при этом питание становится очень дорогим.

А раньше большинство сотрудников питались вместе с детьми. Когда я работал заведующим детским садом №1307 в Перовском районе Москвы, опытные воспитатели из старших групп садились рядышком с малышами, ели вместе и одновременно наблюдали, кто ложку неправильно держит или не умеет пользоваться салфеткой. Столовая очень важна в дошкольном учреждении, здесь прививается культура питания, в том числе с помощью совместного питания воспитателей и детей. Сейчас многим сотрудникам приходится приобретать микроволновки, чтобы разогревать принесенную из дома пищу, и обедать отдельно от ребят. Если воспитателям не будет организовано питание внутри дошкольного учреждения, им придется выходить из детского сада, чтобы где-то поесть. А значит, дети будут оставаться без должного присмотра, к тому же 30 минут, которые сегодня отводятся воспитателям на обед, явно будет недостаточно.

И некому воспротивиться такой ситуации, остались только наши профсоюзы, которые могли бы вмешаться. Я пять лет работал в Министерстве образования, и до 2005 года вопросы питания детей и сотрудников дошкольных учреждений были на контроле. Сегодня, к сожалению, ситуация изменилась.

 

- Насколько мне известно, детских садов за последние годы закрыто даже больше, чем школ.

- С 1990 года по 2005-й их стало на 45 тысяч меньше, а это примерно половина дошкольных учреждений. Кроме того, у многих ведомственных садиков были загородные дачи, которые находились в ведении профсоюзов. Сейчас сложно восстановить цифру, но по некоторым оценкам, в Советском Союзе дошкольных дач было около 20 тысяч. Они в основном разрушены или находятся в запустении, но кое-где сохранились. Например, есть «Горный ручеек» при Магнитогорском металлургическом комбинате. Это целая оздоровительная инфраструктура для детей, построены загородные домики, куда вывозят ребят. Есть хорошие загородные дачи в Вырице под Петербургом.

Еще одна новая проблема - сокращение ставок в детских садах. В большей степени она коснулась северной столицы. Сокращают в первую очередь педагогов дополнительного образования и логопедов. Медики бьют тревогу: дети вырастают не только картавыми, но, что еще хуже, и эмоционально недоразвитыми. Конечно, это сложная проблема, которая требует отдельного разговора.

 

- Сегодня дошкольное образование на плечах муниципалитетов, но есть же, наверное, какое-то централизованное управление на российском уровне?

- Централизованного управления нет, хотя оно было еще при «царице-матушке», когда работало специальное ведомство, которое занималось дошкольным образованием. Это ведомство курировала сама императрица. В советское время Надежда Константиновна Крупская занималась дошкольным образованием. Жена Президента России Светлана Владимировна Медведева в прошлом году посетила русский детский сад «Матрешка» в Швейцарии. Кстати, она первая из наших первых леди, кто посетил русские детские сады за рубежом. Хорошо, если она будет уделять внимание дошкольному образованию в России, а еще лучше, если на дошкольное образование обратит внимание и первое лицо страны. Тем не менее пока в этой сфере у нас децентрализованное управление. То есть нет государственной политики в отношении дошкольного образования, многие вопросы решаются на местах и неразумно, как, например, вопрос с питанием, о котором я уже говорил.

В 2005 году на Госсовете Владимир Путин сказал о том, что нужно задуматься о дошкольном образовании. И правда, некоторые губернаторы не только задумались: в сорока четырех регионах активно организовали строительство дошкольных учреждений. Конечно, сегодня в условиях кризиса не все регионы могут себе это позволить, тем более сельские муниципалитеты.

 

- В каких регионах проблемы дошкольного образования решаются наиболее успешно?

- Дошкольные учреждения - это индикаторы демографической политики. Положительно выделяются в решении проблем дошкольного образования Кузбасс, Красноярский край, Ямало-Ненецкий округ, Иркутская область. Нельзя сказать, что столицы - Москва и Петербург - слабо занимаются этими вопросами. Но надо помнить, что в системе образования к началу 90-х годов насчитывалось всего 25 тысяч дошкольных учреждений из 88 тысяч, а остальные детсады были ведомственными. То есть предъявлять претензии только к сфере образования нельзя.

 

- Детских садов везде не хватает?

- В подавляющем большинстве регионов, в том числе и в Москве. Интересно, что прежнее Министерство образования нашло одно из решений этой проблемы, когда проводился эксперимент по группам кратковременного пребывания. Например, в наукограде Обнинске Калужской области на базе детского садика №2 «Палех» на двести мест существуют группы, в которые детей приводят на 3-4 часа. И по валовому показателю учреждение обслуживает пятьсот детишек. В Москве тоже есть такие группы. Можно идти по этому пути. Но по-настоящему проблему решают строительство новых садиков и восстановление уже построенных, но переданных под другие цели: проданных, сдаваемых в аренду, переоборудованных под пивные бары и так далее. Конечно, здесь нужны государственные решения, и, думаю, профсоюз со своей стороны может на них повлиять. Каждое дошкольное учреждение в среднем по России стоит два миллиона долларов: от сметной документации до ввода в действие. Поэтому не стоит ждать, что в ближайшее время будет построено много детских садов. Мэр Москвы Юрий Лужков на Госсовете пообещал, что за три года в столице будет открыто сто дошкольных учреждений, но это сложная задача. Сады сейчас в столице открывают с хорошей московской хитрецой: большими объемами, то есть был садик на три-четыре группы, он сносится, и на его месте строится более крупный. Плюс и в том, что обустройство московских детсадов за последние годы улучшилось, сделано много капитальных ремонтов. Но общая слабость ДОУ Москвы - это слишком маленькие участки для детских площадок на территории дошкольных учреждений.

Еще одна проблема - ясли. Парадокс, но такая структура, как ясли, не числится ни в каких нормативных документах. В 70-е годы их было около 20 тысяч по стране. До 90-х годов они входили в структуру здравоохранения. Но потом здания яслей постепенно стали передаваться в систему образования. Появились ясли-сады. Раньше можно было устроить ребенка в ясли с двух месяцев, были профессионалы (медицинские сестры) по уходу за такими маленькими детьми. Сейчас же устроить ребенка в ясельные группы ДОУ - большая проблема, их число резко сократилось.

 

- А какова ситуация с подготовкой кадров для работы в дошкольных учреждениях?

- Хорошо, что заговорили об этом. Может быть, здесь еще какая-то иерархия сохранилась. Большинство педагогов дошкольного образования обучаются в педагогических колледжах. В педагогических вузах есть соответствующие факультеты - психология и педагогика дошкольного воспитания. В Санкт-Петербурге, Ставрополе эти факультеты переименовали в институты детства. И рядом - система повышения квалификации, которая эффективно действует во многих регионах.

 

- Если коснуться модной темы инноваций, как с ними обстоит дело в дошкольном образовании?

- Конечно, Россия разнообразна, но, к сожалению, по социологическим замерам, мегаполисы на четыре года опережают глубинку по реагированию на инновации. В Москве легче, например, организовать центр развития ребенка, а в провинции будут дольше обдумывать, присматриваться.

Но нужно работать по-крупному и понимать, что дошкольное образование становится необходимым для всего общества и государства. Например, я бы обратил внимание на раннюю профориентацию детей. Нельзя забывать о том, что 80 процентов садов были ведомственными, практически от каждого завода или фабрики строился свой детсад, были они и у различных учреждений культуры, творческих союзов, профсоюзных организаций.

У железнодорожников еще сохранилась сеть в 250 дошкольных учреждений, и они занимаются ранней профориентацией! Почему бы авиаторам не заняться ранней профориентацией в своих бывших садах? У нас скоро перуанцы и африканцы будут летать, своих профессиональных летчиков не остается. Раньше мальчишки на личности Валерия Чкалова воспитывались, а теперь на ком? В 90-е годы преемственность была разорвана: нет Туполевых, нет Челомеев, конструктивное мышление детей современные воспитательницы мало развивают, а это всегда начинали делать именно в детских садах вместе с родителями. Забыли о династиях, а жаль.

 

- Обращусь к вам, как к социологу: есть ли какая-то специфика в отношениях внутри коллективов детских садов?

- По нашим социологическим замерам, в основном у заведующих в детских садах авторитарный тип руководства. Так называемая орденская культура доминирует в 60-70 процентах дошкольных учреждений. Особенно она распространена в Москве и Подмосковье. В Петербурге педагогическое и родительское сообщество не дает управленцам слишком расслабляться и подавлять воспитателей. В Сибири доминирует «соборная» культура, поэтому авторитаризма там тоже меньше. В целом можно предположить, что профсоюзной организации во многих садах на современном этапе развиваться будет непросто.

 

Наталья Воронина

“Мой профсоюз», приложение к «Учительской газете»

 20 апреля, 2010

 "Детские сады как зеркало демографической политики"